Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

shutup

Грустно очень. Но какие молодцы редакция.

Originally posted by navalny at Зомбоящик. Скоро и в интернете.
Сегодня без каких-либо причин уволена Галина Тимченко, главный редактор издания Лента.ру
Screen Shot 2014-03-12 at 19.12.38
Это самое посещаемое и самое цитируемое СМИ рунета. Этого факта достаточно, чтобы признать работу Тимченко и всей редакции Ленты.ру великолепной.

На место Тимченко олигарх Мамут, купивший Ленту, назначил Алексея Гореславского, вам он скорее всего известен как бывший главред Взгляд.ру - это главный кремлёвский интернет-проект. Проект который полностью провалился, несмотря на немыслимый бюджет, потому что лживая помойка - она и есть лживая помойка. Интернет - это всё-таки не телевизор и кнопок здесь больше.

Тем, кто следил за моей избирательной кампанией Гореславский мог запомнится тем, что он со своим агентством "Эдженски уан" осваивал бюджет на чернушных проектах против нас и делал для Собянина "мощные пиар-штуки", типа этой.

Редакция Ленты.ру выступила с обращением к читателям, которое я не могу не перепечатать:

Дорогим читателям от дорогой редакции

Дорогие читатели!

Сегодня, 12 марта, собственник компании «Афиша-Рамблер-SUP» Александр Мамут уволил главного редактора «Ленты.ру» Галину Тимченко. Новым главным редактором назначен Алексей Гореславский — заместитель генерального директора по внешним коммуникациям.

К сожалению, это не штатная рокировка, поэтому требуются некоторые пояснения. Мы считаем, что это назначение является прямым давлением на редакцию «Ленты.ру». Увольнение независимого главного редактора и назначение управляемого, в том числе напрямую из кремлевских кабинетов, человека — это уже нарушение закона о СМИ, говорящего о недопустимости цензуры.

За последние пару лет пространство свободной журналистики в России драматически уменьшилось. Одни издания напрямую управляются из Кремля, другие — через кураторов, третьи — редакторами, которые боятся потерять работу. Некоторые СМИ закрылись, иные закроются в ближайшие месяцы. Беда не в том, что нам негде работать. Беда в том, что вам, кажется, больше нечего читать.

Мы, безусловно, предполагали, что придут и за нами.

Мы верим, что это не навсегда. В любом случае вы, дорогие читатели, должны об этом знать.

Надеемся, что до скорых встреч.

Ваша дорогая редакция.

Андрей Козенко, специальный корреспондент
Игорь Белкин, продюсер отдела новых медиа
Тимур Карпов, фоторедактор
Надежда Вайнер, редактор рубрики «Игры»
Ольга Осипова, фоторедактор
Александр Ратников, редактор рубрики «Экономика»
Лена Аверьянова, редактор рубрики «Из жизни»
Владимир Цыбульский, редактор рубрики «Россия»
Нелли Алексанян, управляющий редактор
Анна Козырева, редактор рубрики Б.СССР
Денис Дмитриев, аналитик
Ирина Рябова, редактор рубрики «Экономика»
Антон Ключкин, начальник рубрики «Россия»
Павел Борисов, редактор
Татьяна Борцова (Зверинцева), редактор рубрики «Россия»
Илья Азар, специальный корреспондент
Светлана Рейтер, специальный корреспондент
Даниил Туровский, специальный корреспондент
Дмитрий Мигунов, редактор рубрики «Экономика»
Дарья Еремина, редактор рубрики «Мир»
Григорий Левченко, редактор
Александр Филимонов, выпускающий редактор
Константин Бенюмов, начальник рубрики «Интернет и СМИ»
Дмитрий Иванов, руководитель отдела текстового контроля
Светлана Чистякова, редактор рубрики «Наука и техника»
Денис Слепов, видеоспецкор
Михаил Зеленский, редактор рубрики «Россия»
Петр Бологов, начальник рубрики Б.СССР
Мария Мягкова, руководитель проекта «Дом.Лента.ру»
Анастасия Хартулари, менеджер проектов
Виктор Степанов, редактор рубрики «Интернет и СМИ»
Александр Ершов, редактор рубрики «Наука и техника»
Валентин Маков, редактор рубрики «Мир»
Александр Поливанов, начальник рубрики «Экономика»
Игорь Петрушов, редактор группы выпуска
Мария Новикова, редактор отдела текстового контроля
Сергей Козловский, редактор рубрики «Экономика»
Саша Зеркалева, редактор рубрики «Культура»
Дмитрий Данилов, редактор проекта «Дом.Лента.ру»
Алексей Пономарев, старший редактор
Елизавета Сурганова, редактор рубрики «Интернет и СМИ»
Андрей Коняев, начальник рубрики «Наука и техника»
Василий Сычев, редактор рубрики «Наука и техника»
Павел Бедняков, управляющий бильд-редактор
Анастасия Головенченко, руководитель службы фото/мультимедиа
Андрей Мельников, начальник рубрики «Спорт»
Александр Артемьев, заместитель начальника отдела специальных корреспондентов
Андрей Кузнецов, руководитель рубрики «Культура»
Ярослав Загорец, руководитель проекта «Мотор»
Людмила Лягушкина, редактор рубрики «Мир»
Заур Абасмирзоев, технический директор
Ксения Гохгут, менеджер технического отдела
Константин Савельев, ведущий разработчик
Всеволод Ромашов, разработчик
Алексей Курепин, разработчик
Александр Клейменов, разработчик
Леонид Калманкин, системный программист
Дмитрий Бодунов, системный администратор
Константин Герман, системный администратор
Дмитрий Кузнецов, веб-технолог
Егор Фирсов, веб-технолог
Александр Гладких, арт-директор
Александр Широков, веб-дизайнер
Дмитрий Томилов, заместитель главного редактора
Иван Колпаков, начальник отдела специальных корреспондентов
Анна Попова, редактор рубрики «Россия»
Иван Яковина, редактор рубрики «Мир»
Кирилл Головастиков, редактор рубрики «Культура»
Алексей Гапеев, выпускающий редактор, начальник блока оперативной информации
Александр Амзин, аналитик
Лена Березина, руководитель административного отдела
Оксана Мочалова, офис-менеджер
Павел Хлюпин, редактор
Татьяна Ершова, руководитель рубрики «Культура»
Сергей Оболонков, редактор
Михаил Цымбал, главный редактор проекта «Мотор»
Влад Клепач, редактор проекта «Мотор»
Игорь Курушин, фоторедактор
Ефим Репин, выпускающий редактор проекта «Мотор»


http://lenta.ru/info/posts/statement/


Peppilotta

И тоже ищу попутчика.

Но уже не в Тай, а в НИИ.
Дружочки, может, кто подумывает поехать в следующие выходные на "Понедельник начинается в субботу"? Но ему не хватает компании? Так вот она я.
Поедемте играть трогательных аспирантов с розовыми ушами или безнадежно замшелых бюрократов, у меня нет особых предпочтений, во что играть, но одной что-то не хочется.
Цирцея

Гринвичская обсерватория. Гринвичское время для астрономов: 1675-1720 гг.

Как и обещала, самое запомнившееся из увиденного-услышанного в музее.

335 лет назад, в 1675 г., король Карл Второй основал Гринвичскую астрономическую обсерваторию.

***

Первым ее директором был назначен английский астроном Джон Флемстид: «немедленно с наивысшей аккуратностью и старанием заняться исправлением таблиц движений небесных тел и положений опорных звезд, которые дадут возможность определять столь желаемую долготу местонахождения для совершенствования искусства навигации»

Дело в том, что Англия, владычица морей, слишком часто теряла корабли из-за несовершенной системы навигации, судна плавали практически "вслепую", и в 17 веке эта проблема приобрела поистине гигантские масштабы.



***

Флемстид был огорчен скудностью назначенного ему жалованья. В 1710 г. он с горечью пишет о себе в третьем лице: «Сначала ему было назначено высокое жалованье, но по принятию им должности жалованье было уменьшено». Жалованье директора обсерватории составило 100 фунтов в год (это по тем временам было очень, очень мало).

***

Пока лаборатория в Гринвиче не была построена, работа велась... в Тауэре! А строительство было отдельной песней. Короля одолел приступ скаредности, иначе это никак не объяснить.

В своем указе король повелевает: «... оплатить материалы и труд рабочих, единственное условие: вся сумма, которая может быть израсходована и выплачена, не должна превышать 500 ф. ст. ...» Этой суммы не хватило бы даже на постройку приличного дома, не говоря о покупке дорогостоящих инструментов, оборудования для исследований.

27 июля Флемстид получил аванс на строительство в размере ЮО ф.ст., а 10 августа сам заложил первый камень в фундамент будущей обсерватории.

Экономили буквально на всем. Чтобы сберечь деньги, новое здание возводили на фундаменте старого замка, в результате чего направление стен на 13,5° отклонилось от точного направления на север, которое Флемстид планировал с самого начала. Свинец, дерево и железо взяли из разрушенной сторожки в Тауэре, кирпич доставили из форта, два медных шара и два больших пушечных ядра (их предполагалось установить на башнях и столбах ворот) из артиллерийских складов; рангоутное дерево для большого телескопа прибыло из Военно-морского управления. Строительные и другие материалы были оплачены деньгами, вырученными от продажи 690 бочек старого негодного пороха, хранившегося в Портсмуте и Тауэре. Причем Поликарпус Уортон, скупивший порох по цене 40 шиллингов за бочку, восстановил его пригодность и позднее перепродал этот порох, нажив при этом 520 фунтов и истратив только 20.

29 мая, в день рождения короля, Флемстид перенес часть своей аппаратуры из дворца королевы в Главный зал новой обсерватории, готовясь наблюдать 31 мая солнечное затмение, которое пожелал увидеть и сам король. Однако король так и не появился.

10 июля Флемстид с помощником окончательно перебрались в обсерваторию.

***

После закладки обсерватории Карл II, по-видимому, утратил интерес к «наблюдательным» делам. Флемстид на собственные средства приобретал инструменты и сам оплачивал любую необходимую ему квалифицированную помощь. Еле сводя концы с концами, он даже вынужден был давать частные уроки. Т.е. днем он занимался с учениками, а ночами наблюдал небесные тела. На сон времени не оставалось, здоровье Флемстида вскоре оказалось изрядно подорвано, и он, вероятно, сыграл бы в ящик, если бы своевременно не женился. Жена Маргарет оказалась отличным таймменеджером и помощником, после этого дирекоторские дела как-то вышли из пике.

***

Особенно любопытна история отношений Флемстида с Исааком Ньютоном, бывшим в то время президентом Лондонского королевского общества. Флемстид отказывался публиковать свои исследования, которые он проводил по королевскому указу, т.к. его не устраивала точность и полнота данных. Ньютон не раз обращался к нему с просьбой предоставить результаты тех или иных наблюдений. Флемстид шёл на это неохотно: его отношения с Ньютоном были весьма натянутыми, он видел в нем отъявленного пройдоху. Однако он вынужден был передавать Ньютону нужные тому наблюдения. Ньютон считал, что работы Флемстида давно пора публиковать, т.к. научный мир давно заждался. И в конце концов... опубликовал! Разумеется, без указания авторства.

Флемстид: "Сэр Исаак разработал руду, которую я откопал".

Ньютон: "Если он откопал руду, то я смастерил из неё золотое кольцо".

Флемстид, возмущенный недобросовестностью коллеги, рассорился с Ньютоном. По приказу короля Георга I 300 из 400 напечатанных экземпляров «Британской истории неба» были переданы Флемстиду. Он аккуратно вырвал 97 страниц, опубликованных с его одобрения, а остальные, одну за другой, торжественно сжег в камине, «принеся их в жертву во имя истины». Но несколько экземпляров книги Флемстид все же оставил для тех своих друзей, которые, «будучи поклонниками истины, могли сохранить их у себя как доказательство неприглядных поступков бесчестных людей и как свидетельство чистосердечной искренности друга, который передает их в ваши руки. Не могу сказать, что это подарок от тех, которые столь неприятны сами по себе и заслуживают осуждения каждого честного человека».

***

Он имел также и сан священника - почти обязательное требование к занимавшему официальную должность учёному, преподавателю в Англии XVII и даже XVIII вв.

***

В тексте - выдержки отсюда, более подробное чтение для заинтересовавшихся.

В следующем выпуске - гринвичское время для навигаторов, 1700-1840 гг.
товарищКлавдия

Советской науки пост.

... Год тому назад Кольцов уговорил наркома посетить обе кольцовские биостанции. Одну в Аникове, где работали сотрудники А. С. Серебровского, другую по соседству, у Звенигорода, где работал Колюша с друзьями.

Станция Серебровского, старшего ученика Кольцова, была известная генетическая станция, где изучали на курах генетику популяции. Имелись уже хорошие результаты, полезные Наркомзему.

Вторая, звенигородская, была как бы малопрестижной, потому что там занимались какими-то мухами, что всем посторонним казалось абсолютной ерундовиной. Когда друг-приятель Колюши, Реформатский, организовал охоту и в последний момент Колюша отказался ехать, ссылаясь на мух, за которыми надо присматривать, его подняли на смех. Мухи, подумаешь, ценный материал! Глупо из-за каких-то мух упускать праздники, прелесть жизни. Он не мог объяснить, по крайней мере тогда еще не мог объяснить, что через тех ничтожных мушек открываются не ведомые никому процессы развития жизни. Двукрылые мушки на много лет стали источником его восторгов, разочарований, его славы, его неприятностей...

Мушка называлась дрозофила. Трехмиллиметровая мушка с тигровым брюшком. Если бы я писал научно-популярную книгу, я бы прежде всего воспел дрозофилу, сочинил бы нечто вроде оды этому насекомому, верному помощнику тысяч генетиков начиная с 1909 года. Оду за ее откровенность. Или за ее болтливость. Болтливый объект, который хорош тем, что так плохо хранит тайны природы. Трудно оценить, какую большую службу сослужила дрозофила науке. Если сочли возможным поставить памятник павловской собаке, то следовало бы увековечить и нашу благодарность моргановской мухе дрозофиле...

Один из учеников Зубра Николай Викторович Лучник записал речь учителя во славу дрозофилы:

– Незаменимый объект! Быстро размножается. Потомство большое. Наследственные признаки четкие. Мутацию не спутать с нормальной. Глаза красные, глаза белые. Во всех серьезных лабораториях мира работают на дрозофиле. Невежды любят говорить о том, что дрозофила не имеет хозяйственного значения. Но никто и не пытается вывести породу жирномолочных дрозофил. Они нужны, чтобы изучать законы наследственности. Законы эти одинаковы для мухи и для слона. На слонах получите тот же результат. Только поколение мух растет за две недели. Вместо того, чтобы из мухи делать слона, мы из слона делаем муху!

В России работать с дрозофилой стали недавно, никакого авторитета мушка эта и труды над ней не завоевали. К слову сказать, мушке этой долго еще доставалось и в сороковых годах и даже в пятидесятых. Ею стыдили, упрекали, она была примером оторванной от практики, ненужной науки, иметь дело с ней считалось опасным – преступная муха!

Итак, проведали на звенигородской станции, что нарком едет и сперва посетит станцию в Аникове. Пригорюнились. Потому что живо представили себе, какой там, на благоустроенной станции, зададут пир, выставят своих курей, спиртику. Может получиться, что потом нарком и не успеет поехать на звенигородскую, а если и поедет, так торопиться не будет. Что делать? Колюша предложил перехватить наркома. Думали, думали и решили умыкнуть наркома силой. На развилке. Километрах в пяти была развилка: налево – в Аниково, направо – в звенигородскую.

Жили и одевались в то время на станции весьма натурально. Колюша, например, большей частью босиком ходил, были у него посконные штаны в полоску, носил еще серенькую рубашку навыпуск, Филатов Дмитрий Петрович, Астауров Борис Львович – примерно в том же виде, только что в ботинках. Решено было засесть в кустах у развилки. Вооружились дубинками.

Тогда наркомы ездили запросто: до Кубинки Семашко ехал поездом, там его должны были встретить и на коляске везти дальше. Сопровождал его всегда помощник, толстый-претолстый доктор.

Трусит по дороге тройка, в коляске – встречающие и нарком со своим помощником. И тут по всем правилам древнерусского разбоя выскакивают из кустов молодцы с дубинками. Да еще заросшие, бородатые, потому что не тратили времени на бритье.

– Стой!– и дубинками помахивают. Помощник Семашко перепугался, в задний карман лезет, где у него пистолет лежит, никак достать не может.

Молодцы объявляют:

– Жизнь при вас останется, денег нам не надо, но поедете с нами, куда мы вас повезем.

Повернули коней на звенигородскую, кучера ссадили. Колюша на козлы, вожжи в руки, остальные с дубинками рядышком бегут в пыли в виде эскорта. Семашко быстро смекнул, в чем дело, и очень ему это умыкание понравилось. С того времени и завязалось у них знакомство...


Вообще, прекрасная книга, рекомендую: Даниил Гранин, "Зубр".