Aret (aret) wrote,
Aret
aret

  • Mood:

Таки я их дочитала!

"Братьев Карамазовых", I mean. Здесь будет город-сад мильон цитат, мыслей и спойлеров.
Одолевшие, присоединяйтесь!


Глава 10. Обе вместе.

... я сердцем нежная, глупая...
Грушенька.

Я что хочу сказать. Дамы обе знатные, что Катерина Ивановна, что Грушенька. Мне, безусловно, милее и ближе Грушенька - нежная, глупая, неистовая, подлая, дурная, своевольная, скверная, самовластная. Какой слог! Цельная она очень. И мужики от нее без ума. Вроде бы, ломаная-переломаная - офицер этот надругавшийся, бывший-бесспорный, - а при этом цельная. И еще - эта женщина живет сердцем. С головой у нее не то чтобы не лады, просто очень четко поделены сферы влияния - голова заведует финансами, сердце - остальной жизнью. Сама такая, потому не осуждаю ее нигде, понимаю очень хорошо.
И очень характерные эмоции она вызывает у Катерина Ивановны, та же ее иначе как "тварью" не величает. Ревность не проходит, даже когда кончается любовь. Катерина Ивановна гордая, красивая в своей гордости, но с сердцем у нее нелады. Она его не слышит? А если и слышит, то старательно делает вид, что _не_. Короче, обе со знанием дела ебут мозги окружающим мужчинам, но насколько по-разному они это делают, а?

Глава 11. Еще одна погибшая репутация.

Вот я написала вам любовное письмо, боже мой, что я сделала!
Lise.

Ну душечка, ну прелесть! "Ах, Алеша, я ужасно счастлива, потому что я вас совсем не стою!" Лолита, Настенька Ротарь, анимешная девочка - в одном флаконе.
"Шестадцати лет еще нет, кажется, и уж предлагается!". Мятущийся подросток во всей своей красе. Девочка, кстати, мазохистка, судя по всему - помните пальчик в дверном проеме? Ой, что из нее вырастет!
А еще - я завидую. Как просто! Написано письмо ввечеру - с утра он идет делать предложение. Как хорошо, как славно, как непостижимо.

Матушка тоже восхитительна, я вообще в панике: кого бы хотела сыграть? Впрочем, матушкин поток сознания я, боюсь, не осилю. В общем, женщины одна другой краше. Все-таки Федор Михайлович не дурак был до женского полу.


Глава 2. У отца.

- ...таких-то эти нежные барышни и любят, кутил да подлецов!
Федор Павлович.

Шикарные слова, согласна 100%. Просто беда ведь какая-то. Вот попадется раз хороший человек, с ним бы и строить себе счастливое будущее, гнездо вить, понимаешь ли... Так нет, тут же влюбляешься head over heels в какого-нибудь очередного "кутилу и подлеца" - "я сердцем нежная, глупая"...

Глава 4. У Хохлаковых.


Еще я тащусь от Герценштубе, который "всегда придет и говорит, что ничего не может понять". Но как любят его! С каким завидным постоянством приглашают! Штрих города замечательный.

Глава 6. Надрыв в избе.

... женщина, похожая на даму...

Просто. Почувствуйте разницу.

Глава 7. И на чистом воздухе.

Дети в школах народ безжалостный: порознь ангелы божии, а вместе, особенно в школах, весьма часто безжалостны.
Штабс-капитан Снегирев.

А я о чем? Спиногрызы - страшное явление. У них вовсю работает естественный отбор. А, так как пока еще они не доросли до взрослых его проявлений - подковерных, заспинных, тайных, все на виду, откровенно и брутально. Больше всего меня поражает контраст между 1 и 2 классом. 1 класс - это вообще еще не люди. Полуфабрикаты какие-то, прости г-ди. Мелкие жывотные. Они в принципе не способны концентрировать внимание, слушать, адекватно реагировать. Ну, хорошо, с моей точки зрения адекватно. Как, каким таинственным образом происходит их превращение во взрослых, умных, интеллигентных (на фоне перваков, бу-га-га) второклашек? Я 4-й год наблюдаю эту метаморфозу и все никак ее не могу осознать.
Я, кажется, ушла от темы штабс-капитана. Он все больше о естественном отборе и брутальности. Ну, накипело, простите уж меня.


Там, где про Великого инквизитора, чуть не умерла. Засыпала смертным сном. Мне бы сплетен да надрывов. Fuckwittage and headology - that's my cup of tea.
Впрочем, в конце несколько проснулась. И тут меня начало колбасить. Потому что мне чуждо христианство, а в подаче Достоевского порой вызывает просто физическую тошноту. Вру. Двоякое ощущение. Отповедь Ивана Федоровича о страдании и его оправданности - "верю, но не принимаю", образ Спасителя - это тронуло. Причем там любопытнейшая была зарисовка. Читаю я про все эти кошмары, в метро, разумеется. Входит в вагон бабушка. А я не подаю. Не то чтобы принципиально... Я сердцем глупая, нежная, принципы - это не мое. Просто я недобрая. Не подаю - и все тут. И знаете что? В первый раз в жизни, пожалуй (до этого еще несколько раз музыкантам - и все!), протянула монетку. А бабушка мне - непредсказуемо! - иконку в ответ. Навроде календарика, и "Отче наш" на обороте. Настолько в тему... Так у меня закладкой до конца книги и пролежала.

39,73 КБ

Еще очень понравилась реакция Ивана на поцелуй в губы. "Литературное воровство! - вскричал вдруг Иван, переходя вдруг в какой-то восторг"... Характеристика меткая, вкусная. Нет, до белой горячки он был очень, очень хорош. Один из немногих персонажей Достоевского с чувством юмора.


Глава 2. Из жития...

Здесь меня поразила в самую пятку притча про Иова. Сразу прошу прощения, я не хотела бы никого обидеть, наступить на религиозные чувства и т д. и т. п. Еще раз повторюсь, не читайте, если вас оскорбляют резкие слова в известный адрес.
Но, что называется, не могу молчать. "Слышал я потом слова насмешников и хулителей, слова гордые: как это мог господь отдать любимого из святых своих на потеху диаволу, отнять от него детей, поразить его самого болезнью и язвами так, что черепком счищал с себя гной своих ран, и для чего: чтобы только похвалиться перед сатаной..."
Ну, я здесь насмешник и хулитель! А хули?! Черт с ним, с Иовом, с его болезнью и язвами, это его выбор, каждому по вере его. Но детей-то за что?! - воскликну я вслед за Иваном.
"... и вот у него уже новые дети, другие, и любит он их - господи: "Да как мог бы он, казалось, возлюбить этих новых, когда тех прежних нет, когда тех лишился?"
И я повторяю. А те? Те, в жертву принесенные? И этот человек радуется жизни, он святой, "можно, можно: старое горе великою тайной жизни человеческой переходит постепенно в тихую умиленную радость..." И два детоубийцы, Иов и господь, доказывавший что-то свое сатане, умиленно и тихо радуются...
Я не понимю этой религии. Мне противно.

Господи, прости, я не могу понять
холода твоих безгрешно-синих глаз,
я не понимаю, отчего
так жестоко ты бросил меня.
Господи, прости, я не могу понять
лепета твоих безгрешно-алых губ.
Я хочу любить тебя, но где же
так долго ты был до сих пор.


И из этой же главы открытый вопрос. Помните "таинственного посетителя"? "За кровь пролитую я всю жизнь готов еще мучиться, только чтобы жену и детей не поразить. Будет ли справедливо их погубить с собою?" Не могу решить для себя. То кажется, не нужно было признаваться - в этом поступке, мол, больше эгоизма, нежели в сохранении тайны. То думаю, а как же не признаться-то? Как жить с этим? В общем, смятение его - непридуманное. А вы бы что сделали?

Ох. И это только первый том. Ну, во всяком случае, я высказалась. Давайте же потрындим!
Tags: books, headology, pictures, боги мои, мы и они, словотворчество, смерть, спиногрызы, цитаты
Subscribe

  • Зум-арт.

    А ведь реально так лучше!

  • Март 2021-2.

    Наблюдает за стадом ворон. Нифка прислала фото. Еще в «Иридане»... И упоительная (во всех смыслах) дегустация у любимого брата…

  • Wishlist.

    В ЛЮБЫХ КОЛИЧЕСТВАХ С РАДОСТЬЮ ПРИМУ: 1. Большие заколки для волос (но не пластиковые крабы и не заколки типа "зажим", "прищепка"). 2. Красивые…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

  • Зум-арт.

    А ведь реально так лучше!

  • Март 2021-2.

    Наблюдает за стадом ворон. Нифка прислала фото. Еще в «Иридане»... И упоительная (во всех смыслах) дегустация у любимого брата…

  • Wishlist.

    В ЛЮБЫХ КОЛИЧЕСТВАХ С РАДОСТЬЮ ПРИМУ: 1. Большие заколки для волос (но не пластиковые крабы и не заколки типа "зажим", "прищепка"). 2. Красивые…