Aret (aret) wrote,
Aret
aret

Categories:
  • Mood:

Англия. День 3. Большое Путешествие - начало.

Предусмотрительно закупившись в Кэмдене китайской едой, кожаными штанами и перчатками (белыми для меня, черными для Рэя), мы отправились



Гараж находился в зоне 2, но надо признать, зона 2 зоне 2 рознь. Кэмден вот тоже зона 2, но вполне себе центр. А эта зона 2 (Bow Road) оказалась ну совсем даже не Строгином, а скорее - неожиданно! - Капотней. Маршрут уже был разведан, и хорошо, что заранее: немногие аборигены все очень хотели помочь нам, только не знали как...

По дороге, среди прочей промзоны, совершенно неожиданно нарисовалось прекрасное:



Bryant & May's match factory (now the Bow Quarter).

С середины 19 века до 1979 года (почти до моего дня рожденья!) здесь находилась широко известная в узких кругах спичечная фабрика "Брайан и Мэй". В принципе, трэйдмарк существует до сих пор, как рассказывает Википедия. Фирму организовали в 1843 году два квакера, Фрэнсис Мэй и Уильям Брайан.



Работницы спичечной фабрики "Брайан и Мэй", заняты нарезкой и упаковкой деревянных заготовок, знамениты тем, что именно на этой фабрике начались рабочие волнения в конце 80-х годов XIX века. Владельцам фабрики пришлось пойти на уступки.

Примерно на стыке веков эта фабрика была самой большой в Лондоне. В 1861 г. здесь производились не только спички, но еще и свечи, и веревка, и... кринолины! Впрочем, когда квакеры завели здесь свою фабрику, здание было не в лучшем состоянии. Однако дела у ребята процветали, и вскоре "Брайант и Мэй" стали образцово-показательным учреждением. А еще они боролись с некрозом челюсти, характерным заболеванием при хроническом отравлении фосфором: несложно догадаться, что это был профессиональный недуг работниц спичечной промышленности. Брайан и Мэй были среди первых британских фабрикантов, которые сочли достойным заботиться о здоровье своих рабочих лошадок: на фабрике предоставлялись услуги ЗУБНОГО ВРАЧА.

Однако проблема состояла в том, что коллеги сделали ставку на более дорогие "шведские спички" (safety matches), а публика вовсе не рвалась выкладывать за новинку трудовые денежки. Поэтому новаторам пришлось вернуться к традиционным фосфорным спичкам (в английском они носят говорящее название "люциферовы" - догадайтесь, почему. Кстати, представьте себе, в Нидерландах спички до сих пор так и называются - "люциферы"!).

Дальше больше. Сколько людям не улучшай условия труда, все равно благодарности не дождешься... английские “девушки со спичками” работали по 14 часов в день, за гроши, подвергаясь бесконечным штрафам, вдыхая пары желтого фосфора, вызывающего отмирание костей (так называемый фосфорный некроз), поражение зубов и десен, необратимые изменения цвета кожи.

В 1888 имено здесь началась забастовка "спичечных девушек" (matchgirls strike). Стачка завершилась успешно, работницы организовали первый в Великобритании женский профсоюз.

Безант Анни (Besant, Annie) (1847-1933), англ, социальный реформатор, теософ, профсоюзный деятель, поборница контроля за рождаемостью, была одним из организаторов забастовки. Об этом нам сейчас рассказывает традиционная "синяя табличка" на стене здания.



Как дело было. 2 июля 1888 Анни опубликовала статью-исследование условий труда на спичечных фабриках "Белое рабство в Лондоне" в своей газете "The Link". Руководство фабрики "Брайант и Мэй" несколько расстроилось и попыталось убедить своих работников подписать опровержение, а те отказались. По этой (или какой-то другой) причине одну из девиц уволили - ну, а дальше, как водится, когда люди играют с огнем (извините за каламбур), "из искры возгорелось пламя" (и еще раз извините, не удержалась).

К концу первого дня в забастовке участвовало уже 1400 женщин и девушек. Руководство немедленно предложило восстановить уволенную "жертву" на рабочем месте, но женщины уже вошли во вкус требовали других уступок: в частности, отменить несправедливые штрафы, вычитавшиеся из их жалованья. Переговоры с руководством результатов не принесли. К 6 июля забастовала вся фабрика целиком. Сотни женщин отправились к Безант просить ее помощи. Часто утверждают, что Анни была инициатором или лидером забастовки, но это не так. Она ничего не знала о событиях на фабрике, пока женская делегация не ввела ее в курс дела. Сначала Безант пришла в ужас от их неосмотрительных действий и от количества женщин, оставшихся в результате без работы - и без средств к существованию.

Был организован забастовочный фонд, в газетах публиковались призывы к читателям вносить средства на счет бастующих работниц. В распределении собранных средств принимал участие даже Бернард Шоу (он был членом Фабианского общества, но про это мне читать и писать уже лень).

Проводились митинги, Безант принимала в них активное участие. Вопрос стачки был поднят в Парламенте. 11 июля туда отправилась делегация из нескольких работниц. Вся история широко освещалась в газетах. Сначала руководство твердо стояло на своем, но Брайант был известным либералом и трепетно относился к мнению общественности. Безант помогла достичь компромисса с руководством, и 16 июля были сформулированы новые условия труда. Теперь работниц больше не штрафовали, из жалованья не вычиталась стоимость материалов, с любыми жалобами можно было обращаться напрямую к руководству, минуя бригадира. Кроме того, была выделена отдельная комната для питания, таким образом пища больше не отравлялась фосфором.

Фабрика просуществовала до 1979 года, после чего переехала в Ливперпуль. К этому моменту здесь работало всего лишь 275 человек - а в 1911, в расцвете производства, 2 тысячи!

/История является вольным переводом нескольких статей из Википедии и обрывочными цитатами из яндекса/

Ну, а спустя примерно 30 лет и 1000 метров, мы с ray66rus сели в Лондоне на мотоцикл.

Надо сказать, это только звучит так легко. Потому что, блядь, в этой стране миллионы придурков ездят по встречке, и только мы пытаемся следовать людским правилам. И буквально на первом же повороте - к счастью, без травм, убеждаемся в своей неправоте. В чужом монастыре - по-вольчи выть, что ж поделаешь. Но дается это Рэю нелегко, сквозь скрежет, можно сказать, тормозной и зубовный.

Меееедленно и ооочень печально мы выруливаем за пределы центра и понимаем, что надо бы утереть пот и перекусить. А вот и Гайд-парк!



Быть живой, сидеть в Гайд-парке и кушать вкусную китайскую еду - это очень, очень приятно! - какбэ говорит моя довольная физиономия.



Настроение, как и следовало ожидать, у нас уже несколько... философское.



Ну а это просто так птичка. Потому что из Гайд-парка.

А дальше мы поехали в Эйвбери, и это уже совсем другая история. Оооо, как вспомню!.. Но в другой раз. Но оооо. В общем, следите за обновлениями!
Боже-боже, а ведь через несколько дней я снова, если все сложится хорошо, сяду на мотоцикл с этим же человеком. И, черт побери, снова в стране, где все ездят по встречке! Может, это карма? =-))))
Tags: great_britain, йа моделько, раньше-сахар-был-слаще, фотографии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments