Aret (aret) wrote,
Aret
aret

Category:
  • Mood:

Умирать не страшно.

Кожаная куртка,
По колено юбка -
Где ты, институтка,
Белая голубка?

А кумач плакатов
Красит город алым -
Где аристократка
В пышном платье бальном?

Не тяни мне карту,
Не гадай мне, Джанго.
Мне, бойцу Компартии,
Это не по рангу.

Я живу так ясно.
Я умру, как надо.
За своих, за красных,
Против белых гадов.

Я его узнаю
За чуть-чуть до смерти.
Как тогда вас звали?
Не припомню... Петя?

Мы сидели чинно
За столом в гостиной
И - не без причины -
Говорили длинно.

Гулкий выстрел. Шашка.
Я валюсь в крапиву.
Умирать не страшно.
Умирать - обидно.

***

После литературного вечера и запальчивого спора у Мещерских Андрей Александрович написал в альбом Клавдии Георгиевне:
"Прелестной барышне и ярой правозащитнице от офицера Российской Армии А.А. Мещерского: "Только широкое применение смертной казни спасет свободу и Родину."
Это было в 1913 году. Тогда же Андрей Александрович сделал предложение сестре Клавдии, Ольге.





В следующий раз судьба столкнула Клавдию и Андрея через 6 лет.

Товарищ Зайцева, завагитотдела в местном УЧК, и еще несколько женщин шли с собрания городских депутатов, когда на улице их перехватил Гринштейн - непосредственный начальник и... Ну, муж он ей был, наверно. Как-то не доходило до оформления отношений, в прифронтовом городе времени на еду и сон не хватало.
- На заводе ликбез по военной подготовке проводили?
- Проводили, - заулыбалась товарищ Безроднова, депутат от завода.
- Сможете собрать заводской рабочий отряд? Добровольческий? Штурм будет, для армии важен каждый боец.
Безроднова, не тратя лишних слов, деловито кивнула и ушла быстрым шагом. А Грин спросил у Клавдии:
- Поведешь их? Командира вам дадут, а вот комиссара... Тебе я доверяю.



Конечно, повела. Восемь их было. Четыре женщины с завода, двое заезжих фокусников - такие нынче фокусы, товарищи, сама Зайцева, да Прохор вызвался проводить до передовой.
Повела - за Наташку Зотову, Чаевскую медсестру, которую при прошлой атаке белые положили. 24 года было девке. Пошли благородные господа с солдатней воевать, о пролетариат-то зубы пообломали, зато сил хватило с девчонкой расправиться. С девчонкой, оружие которой - бинт, спирт да иголка с ниткой. Раненую девочку - добить не поленились. Говорила, и в глазах от ненависти белело. За Наташку пошли, и еще у каждого за душой таких имен не перечесть.
Одна заводская по дороге все оборачивалась, так Клавдия отпустила ее.
А дальше выяснилось, что нет для рабочего отряда командира... Прохор зубами скрипел, скрипел, приказ-то у него был - проводить и возвращаться... Плюнул, начал обойму заряжать. "Куда, - говорит, - я вас, бабоньки, брошу?"
Еще одну женщину из отряда - она и стрелять-то толком не умела - отправили доложить Гринштейну - так и так, мол, ушел товарищ Пустота в самоволку, пожелайте удачи.
А дальше... А дальше жизнь стала такой простой и бестревожной.



Прячась за деревом, выцеливая ненавистную фуражку с околышем, Зайцева понимала, почему так рвалась в бой Алексеева, почему Шансов умолял перевести его в армию... Вот он - противник, по-честному, с оружием в руках, он не сидит от тебя через стол, не притворяется другом, не позорит звание большевика, не лжет в глаза. Нет подозрений, сомнений, мучительного выбора - "поверить предателю или убить друга", о, эта любимая присказка Грина, нет страшного груза принятого решения. Холодный тяжелый ствол, грязь, враг, белый город, приказ. Простые вещи.

А дальше... Осколком гранаты ее ранило в левую руку, и перезаряжать пистолет стало больно, долго и неудобно. И когда это было нужнее всего, когда невысокий офицер зарубил Лушу Гадюкину и побежал к ней, она на долю секунды опоздала. Нажала на курок, но удар было уже не остановить. Они упали одновременно. И - да, они узнали друг друга.



"Интересно, Ольга все же вышла за него?" - мысль была ненужная, времени оставалось мало, хотелось думать только о самом главном. И Клавдия подумала, что Революция обязательно победит. И еще подумала, что очень любит Грина. И еще успела подумать, прежде, чем другой офицер добил ее, что умирать не страшно. Умирать было обидно.

***

Фотографии Стеллы, Анариэль, Айле.

***

http://www.sovmusic.ru/m/ne_plach.mp3



Не плачьте над трупами павших борцов,
Погибших с оружьем в руках,
Не пойте над ними надгробных стихов,
Слезой не скверните их прах!

Не нужно ни гимнов, ни слёз мертвецам,
Отдайте им лучший почёт:
Шагайте без страха по мёртвым телам,
Несите их знамя вперёд!

С врагом их, под знаменем тех же идей,
Ведите их бой до конца!
Нет почести лучшей, нет тризны святей
Для тени достойной борца!

1865
Tags: homo ludens, war, Гука, достать чернил, йа моделько, словотворчество, смерть, ушедшая Россия, фотографии
Subscribe

  • "Конференция себя".

    Не прошло и двух месяцев с моего жалобного поста про нехватку ролевых игр в организме (вру, как раз прошло), как свезло поиграть. Спасибо огромное,…

  • Бисер. Стук каблуков по паркету.

    У кошки взыграло ретивое - полгода была тишь да гладь, да божья благодать, и тут вдруг... Весну чует, что ли. *** Кончились подаренные на НГ…

  • Приступ ностальгии.

    Боже-боже, состав сменился полностью. Один Назаров вечен. Чья фотография - не помню. И, да, я все еще зову вас на спектакль 12го.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

  • "Конференция себя".

    Не прошло и двух месяцев с моего жалобного поста про нехватку ролевых игр в организме (вру, как раз прошло), как свезло поиграть. Спасибо огромное,…

  • Бисер. Стук каблуков по паркету.

    У кошки взыграло ретивое - полгода была тишь да гладь, да божья благодать, и тут вдруг... Весну чует, что ли. *** Кончились подаренные на НГ…

  • Приступ ностальгии.

    Боже-боже, состав сменился полностью. Один Назаров вечен. Чья фотография - не помню. И, да, я все еще зову вас на спектакль 12го.