Aret (aret) wrote,
Aret
aret

  • Mood:

Провинцiальныя исторiи - II



Наконец-то дома! В первые дни Клавочка себя не помнила от счастья. Папа, милый папенька, серьезный, усталый отец, слегка ироничный, морщин прибавилось да седых волос, вечно в делах, только за ужином и перекинешься словечком. Сестренки, девочки, кровиночки - подросли, вытянулись, красавицы - глаз не отвести. Хохотать взахлеб над нелепыми, наивными, детскими шутками, хватать друг друга за руки, щеголять обновками, заново открывать любимый городок.



А городок-то - тоже подрос, вытянулся, прямо вслед за девочками, столько на улицах новых лиц, многие - отмеченные столичной печатью, неуловимая тревожность, скорость, смелость чувствуется вокруг таких приезжих.

Да и девочки изменились. Елена, вторая по старшинству, выпорхнула замуж, изрядно расстроив (да что там, разгневав) отца. Супруг ее, купец второй гильдии Миронов, никак не соответствовал папенькиным планам на будущее дочери. Защищая сестру перед отцом, Клавдия, как могла, пыталась избежать излишней запальчивости, забыть о собственном замужестве - и вдовстве. Как ни крути, ей до сих пор было стыдно за свой обман. И невыносимо жалко сестру и отца, жертв социального неравенства, закоснелости и предрассудков.



Дома оставались Ольга и Марина, этим двум море было по колено. Весь первый вечер, как старшая вернулась, писали друг другу в альбомы нежные рифмы, Ольга хвасталась новыми умениями: рисовать она научилась - заглядение!



Ах, альбомы! Все детство в них, вся юность! Вот, казалось, навсегда закрылась дверь в этот мир, но стоит перелистнуть первую страницу, открывается потаенная калиточка, и сердце тает, слезы катятся из глаз прямо на акварельные цветы.



Хочется плакать навзрыд - обо всем, о голоде и холоде последних лет, о многих несчастных, что до сей поры ради куска черствого хлеба изнывают от непосильного труда и даже не знают, что может быть по-другому, о покойном Тимочке, о седеющем отце... Но Клавдия сильно закусывает нижнюю губу, лицо, склоненное над альбомной страницей, сводит судорогой, и вот она уже снова смеется над очередным местным анекдотом.



Соберись, родная, ты же привыкла быть взрослой. Самой старшей.

Тут уже и свечерело, отправились смотреть открытие целебного источника.



Ах, салют! Цветные фонтаны в небе, несказанная красота, восторженная публика рукоплещет.



После торжественной речи слово взяла владелица телефонной станции г-жа Соколова. Она предложила всем жителям и гостям Старосветска, интересующимся новинками прогресса, выделить полчаса-час своего времени и ознакомиться с работой телефониста на практике. Клавдия была в востороге, и сестер заразила энтузиазмом. Надо сказать, что кроме искреннего, несколько кошачьего, любопытства, с детства свойственного старшей Дубровиной, у Клавдии были и другие мотивы. Во-первых, необходимо было завести как можно больше новых знакомств в городе, и если удастся, вырваться за пределы дворянского круга, в частности, приобрести друзей среди технической интеллигенции. Во-вторых, ее изрядно позабавила реакция остальных светских дам на это предложение.

- Они что же, считают, что мы пойдем к ним работать?
- Ах, я так боюсь этого... электричества!
- Душечка, вы что же, собираетесь сидеть рядом с этими девушками и слушать их указания?
- Неужели ваш papá это одобряет?



Томные, жеманные дуры! Как хорошо, что ее сестры выросли нормальными людьми, спасибо отцу! Сдавленно хихикая и ощущая затылком недоуменные взгляды, сестры схватились за руки и поспешили на станцию. Благо, станция находилась в конце их же улицы, практически через дом, за почтой.

Телефон завораживал. Приветливая девушка усадила сестер за хитроумную панель и подробно объяснила, что и в какой последовательности нужно делать, чтобы обеспечить людям голосовую связь.



Клавдия, Ольга, которая быстрее всех усвоила детали процесса, и в особенности Марина были в совершенном восторге. Когда загорался огонек, сигнал о входящем вызове, они сначала радостно повизгивали: "Смотри! Горит! Горит!" и только через некоторое время понимали, что это _от них_ ждут соединения, что это _они_ нынче телефонистки.



Впрочем, вызовов было всего ничего - телефонизация города только начиналась. Поэтому пришлось браться за дело самим. Ольга отправилась домой, Марина в участок (и ничего, что дома лепятся один к другому, и разговор на кухне исправника слышен в участке без всякого телефона), Клавдия осталась на связи. Сначала телефонировали домой из участка, потом в участок из дома, голос сестры слышно не только из трубки, но и в окошко, тем смешнее, то-то радости! Потом все втроем снова собрались на станции и позвонили в новомодный косметический салон, осведомились о ценах, записались на утренний визит. Чудесно! Просто волшебство! Неуемная Клавдия, впрочем, все пыталась допытаться сначала у телефонисток, потом у самой Соколовой, как все-таки устроена работа телефона. Как получается так, что в трубку входит голос, по проводам бежит электричеством, а потом снова в голос превращается. Однако, к сожалению, девушки не располагали необходимым образованием, чтобы просветить сестер. А все вопросы об оплате и условиях труда, о взаимоотношениях с работодателем, о профсоюзном движении так и остались незаданными. Клавдия все собиралась, но... Она, конечно, понимала, как это важно, но... Играть "в телефон" было так интересно!
Кроме того, подобные вопросы, заданные в лоб, ни с того ни с сего, могли, разумеется, вызвать подозрения! Поэтому вовсе даже она и не заигралась, а соблюдала конспирацию и готовила почву для дальнейшей работы.

Уже совсем ввечеру Клавдия наведалась в гостиницу, в гости к Лизавете. Мило почаевничали, собрались звонить домой, чтобы папенька прислал урядника проводить дочь до дома. Все-таки ночь, а освещены только центральные улицы, да и пристало ли барышне одной ночью по городу бродить. Увы! Чудо техники, которое только что Клавдия с жаром живописала Лизавете, молчало, как рыба. Вероятно, телефонистки задремали, а то и вовсе ушли спать. Клавдия вскинулась было, но больше для вида. Бранить девушек имет право только тот, кто сам работает не покладая рук. К тому же, коллега Лизаветиного мужа, Петр Алексеевич, вызвался проводить барышню до дома. Шли темными аллеями, Клавдия испуганно оглядывалась на шорохи, осторожничала - возможно, даже слишком...

Слишком...

Слишком хорошо она представляла себе, что вскоре ей придется выйти в эту темную, предгрозовую ночь - одной.

Фотографии: rogneda_anditir, aradan_1, uter, my_smiles, green_frog_, ksurrr, Айлинон. Обработка части фотографий - aret
Tags: photos, люди-которые-играют, словотворчество, ушедшая Россия
Subscribe

  • Май-4. Фоткопост.

    Дуня своими руками сваяла подарки воспитательницам. Ваще. Спасибо litophage за выжигатель!!! А это я…

  • Май-3. Фоткопост.

    Съездила с обеими девицами в Кидзанию. Обошли все 3 «детских города» теперь. В Кидбурге с малышом приятнее, очень не хватало постоянно открытой…

  • Май-2. Фоткопост.

    Сделала в очередной раз реснички. И ни дождь, ни дети меня не остановили. Ребенок подарил мне тропический остров. Не зря рожала!…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments