Aret (aret) wrote,
Aret
aret

Categories:
  • Mood:

Провинцiальныя исторiи

После этой игры я получила один из лучших в своей жизни комплиментов. "Глядя на твоего персонажа, - сказал bfish, узнав, кем я была, - понимаю, почему большевики смогли сделать революцию. А, скажем, эсеры не смогли".

Итак, провинциальная история.



Клавдия Георгиевна Зайцева возвращалась домой из Омска.
Это правда.
Клавдия Георгиевна Дубровина возвращалась домой из Санкт-Петербурга.
Это ложь.



Однако в дом, куда возвращалась Клавдия Георгиевна, ей предстояло привезти именно ложь.

Странно. Отец Клавдии, полицейский исправник Старосветска, был человек кристально честный. Чистый, не утративший с годами, с продвижением по службе, ни веры, ни идеалов.



И детей, дочек, Георгий Федорович воспитал достойно. Росли небалованные, матери почитай что не знали - она вечно лежала с мигренью в прохладной дальней комнате. Но отец все силы, все немногое время, что оставляла служба, отдавал дочерям. Девочки с младых ногтей приучились держать слово, выручать друг друга в беде, отвечать за себя по совести.



Отчего же так переменилась натура старшей дочери этого замечательного человека, что она собиралась лгать ему, сестрам, соседям... всему своему родному городку? А причина была основательная. В душе Клавдии пламенел теперь иной маяк, путеводная звезда поярче семейных идеалов, уютных, привычных истин.

Окончив гимназию, уехала старшая получать образование в столицу, на Бестужевские курсы, благо, еще в гимназии проявились у девочки хваткий, живой ум и склонность к наукам. А что злые языки поспешили окрестить "бестыжевка", про то отец и слышать не хотел, да и сама Клавдия на глупость, темноту людскую внимания много не обращала.



Ярошенко. "Курсистка".

Петербург. Город огромный, скорый, смелый, не чета милому Старосветску. Будто до того спала Клавдия, мирно почивала в тишине спальни, и вдруг - окно распахнулось! шум улицы ворвался, гомон людской, ветер! - проснулась. Проснулась в жизнь.



К огромному счастью Клавдии, в огромном, чужом городе оказалась у нее подруженька из Старосветска. С сиротой Лизанькой Лаврушиной вместе ходили в гимназию, потом Лизавета получила наследство и покинула родной городок. Вышла замуж за петербуржского чиновника и теперь была - вот ведь судьба шутит! - хозяйкой большого дома в Петербурге.



Лизавета познакомила Клавдию с мужем, Александром Николаевичем Жаворонковым, подруги, завзятые театралки, вместе ходили на все премьеры, Клавдия часто бывала в доме Жаворонковых.

В тот же год, что Клавдия поступила на курсы, город встряхнуло большое, страшное событие. Умер граф Толстой, великий и мудрый человек, боровшийся против социального неравенства.



Фотография с дарственной надписью: «Московскому студенчеству с искренней благодарностью за тронувший меня от него адрес. Лев Толстой. 1908, 29 октября»

Нелегальное издание статьи Толстого "Не могу молчать" передали почитать Клавдии. "Семь смертных приговоров: два в Петербурге, один в Москве, два в Пензе, два в Риге. Четыре казни: две в Херсоне, одна в Вильне, одна в Одессе". И это в каждой газете..." Многие, особенно студенты, не смогли промолчать, впустив в сердце слова Толстого. Город охватили студенческие волнения. На демонстрации у Казанского собора рядом с друзьями была и Клавдия.



СТУДЕНТЫ У ВХОДА В ЯСНОПОЛЯНСКИЙ ДОМ В ДЕНЬ ПОХОРОН ТОЛСТОГО , 1910 г.

"За себя решай сама. Думай хорошо. А надумала - не юли, не бойся, назад не сворачивай, глаза не жмурь", - наказывал отец, и Клавдия исполняла наказ по совести. Приняла бы другую сторону - тоже не смолчала бы, спорила бы с друзьями до сорванного голоса, до хмурого осеннего рассвета. Но спорить не пришлось, все новые подруги Клавочки были единого мнения по поводу толстовских взглядов. Только с Лизаветой остерегалась Клавдия говорить о политике. Лизанька во всем копировала взгляды мужа, а муж... был важным полицейским чином.



Курсистки, ВЖК.

На демонстрации познакомились курсистки с университетскими студентами.



Студенты юридического факультета Санкт-Петербургского университета.

Один из них, слегка заикающийся, очень трогательный, красивый какой-то застенчивой девичьей красотой, запал в душу Клавдии. Чувство оказалось взаимным. С самого начала Тимофей Никитич не стал скрывать от Клавдии своих политических убеждений. Открылся - наугад, вслепую, в первом разговоре по душам. И сделал правильно. Начни он юлить, скрытничать, Клавдия заподозрила бы нехорошее. Ложь, уловки, недомолвки она с детства привыкла считать признаком слабости характера, в особенности непростительной в мужчине. А Тимофей - только потом она поняла, какое удивительное доверие она, верно, вызвала у него - сказал, как отрубил:

- Клавдия, я хочу, чтобы между нами никаких неясностей не было. Дорога моя сложная, насильно с собой тащить не буду. Только ты, Клавдия, знай, другой верной дороги нет ни для нас, ни для всей России... Я - большевик.

И, пока немое изумление не превратилось в неприятие, гнев, отрицание, принялся рассказывать. Сбивчиво, нервно говорил Тимофей, наскакивали друг на друга непривычные слова, путались мысли... Но за всем этим сумбуром Клавдия увидела ясно и четко прекрасное будущее, тот путь, которым шагал Тимофей и верные его спутники. Товарищи. Ах, как легло это слово Клавдии на душу.

Так и повелось. Не пошлое мещанское "Котик мой" или, хуже того, "Мусик". "Товарищ Тимофей", - "Да, товарищ Клавдия?" И сразу чувствовалось, что эти двое вместе идут, плечом к плечу, соратники и влюбленные. Разумеется, никто, кроме самых близких друзей, политических единомышленников, не знал об этом союзе. Однако Клавдия Георгиевна настояла на венчании в церкви, получила новый паспорт, официально порвав при том с дворянским своим прошлым, взяла мужнину фамилию, Зайцева. Отцу о свадьбе не написала. Это была уже не ее тайна.

Сложно, очень сложно далось Клавдии это первое умолчание. Еще не ложь, не обман, но... Да зачем играть словами? Молчанием - солгала, да не чужому - родному отцу.



Долго говорили в тот вечер молодые. И получалось, как ни крути, что придется Клавочке свои принципы пересматривать. Ибо превыше простой честности, домашней, буквальной - иная правда, правда будущего. И если сейчас свой характер не переломить, не бросить кичиться папенькиными идеалами, грош тебе, Клавочка, цена. Сама попадешь в застенок, и мужа, и товарищей прихватишь.

- Это решено, Тима, - с невеселым смешком подытожила Клавдия. - Для партии и для тебя - и молчать, и фасад держать научусь. Только ты уж не обессудь, непривычная я, практики много потребуется. Первая жертва неуклюжего моего вранья ты и будешь, товарищ Зайцев.

- Слыханое ли дело, - хохотнул Тимофей, - муж жену сам просит - обмани меня, душенька, ради общего дела.

Счастливым был этот год для Клавочки. Семейный быт, учеба на курсах, политическое образование, и - превыше всего - задания партии, вехи на совместном пути. Единственная потеря - Лизавета, здесь пришлось оборвать все дружеские связи. Подруге объяснила, что с головой ушла в учебу, пошла слушательницей еще и на юридический факультет. Впрочем, Лизавета, кажется, и не заметила исчезновения Клавдии. Ее захватила петербуржская светская жизнь, где провинциальной подруге детства места не было.

И вдруг - пожар! беда! - в один день Зайцевы собирают нехитрое свое имущество и, получив наскоро поддельные паспорта, уезжают в Швейцарию. Кто-то сдал их агента охранке, в России оставаться было невозможно. Прощай, Бестужевка, прощайте, друзья!



Жизнь в Швейцарии наладилась на удивление быстро. Помогли деньги, что Георгий Федорович присылал дочери на учебу, да и товарищи не забывали. Литературу, запрещенную в России, здесь достать было гораздо проще. Клавдия читала запоем. И с каждой прочитанной статьей все сильнее болело у нее сердце за свою страну, свой мятущийся народ. "Домой! Домой!" - стучало в висках денно и нощно. Потому когда пришла весточка: "Гроза миновала! Ждем!" - ни о каких отсрочках и слышать не пожелала. Тимофей нервничал, что-то ему не нравилось в письме, то ли текст, то ли почерк, но поддался на уговоры жены.

Тимофей был прав в своих опасениях. На вокзале его ждали. Беспартийная Клавдия охранку не интересовала, но для нее это ничего не меняло.

Зайцева сослали в Омск.



Трудный год ждал их впереди. Первый удар оказался для Клавдии и самым страшным: Тимофей разуверился в партии. Допросы охранки что-то сломали у него в душе. Он впал в апатию, ничего не желал знать, делать, менять, все попытки жены расшевелить его оказались тщетны. Местная ячейка предлагала организовать побег, снова отправить Зайцевых за границу, шансы были вполне реальны. Клавдия со слезами на глазах была вынуждена отказаться. В нынешнем состоянии мужа предпринимать какие-то шаги было бы самоубийством. Вскоре он заболел чахоткой. Денег не хватало, жили впроголодь. Клавдия работала учительницей в сельской школе, в двух верстах от города, разрывалась между работой и больным мужем. За полгода Тимофей истаял.



Решение, что делать дальше, пришло легко. Со страшной силой захотелось Клавдии вновь - хоть ненадолго - стать беззаботной девочкой, повидаться с сестрами, уткнуться лбом в отцовское плечо. Боже мой, ей 21 год, а она чувствует себя старухой. Похоронила мужа, потеряла семейную фамилию, так и не закончила Бестужевку... Зато научилась врать, прятаться, хозяйство семейное вести, на хлеб зарабатывать. Слава богу еще, дети не пошли.
А дома беспокоятся, идут тревожные письма. Редко, редко присылает домой весточку Клавдия - не до того, да и когда еще выдастся оказия, надежный человек довезет письмо до Петербурга. А иначе - как один раз было уже - придет в Старосветск письмо с омским штемпелем, объясняй потом отцу про причуды почты. Да и пора бы уже старшей девочке домой вернуться - два года учебы истекли, ждут выпускницу с дипломом.
Другая шутка судьбы - через старый адрес Зайцевых в Петербурге пришло в Омск письмо от Лизаветы. Они с супругом собираются в Старосветск, отдохнуть на водах. "Ведь ты же как раз доучиваешься и едешь к своим? Встретимся на набережной, на открытии источника!"
Все складывалось одно к одному. Домой!
Разумеется, Клавдия понимала прекрасно, с какими трудностями столкнется, вернувшись. Во-первых, сыграть ту девочку, какой она должна быть в глазах родных, - задача не всякой столичной актрисе по плечам. Но вариантов нет. Не вернешься - папенька пойдет наводить справки по своим источникам, Лизавета попросит мужа... Значит, должна справиться, а чтобы справиться - поверить. На самом деле поверить, что не было этих сумасшедших, счастливых, безысходных двух лет. Вычеркнуть их из жизни, вписать другое. Не врать без крайней необходимости, коли врешь - помнить, что врала. И все это - полдела, это присказка, годи...
Самое главное - освоившись заново в Старосветске, отведя всем глаза, вернуться к работе. Войти в ячейку, если она там есть. Если нет - агитировать, собирать информацию, найти или наладить канал связи со столицей. Все это - не вызвав подозрений папеньки, не привлекая внимания супруга этого Лизаветиного , вот уж вышла замуж, удружила, нечего сказать. Дай бог, чтобы он никак не был связан с делом Тимофея, иначе погибла.
Стать беззаботной девочкой, говорите... Повидаться с сестрами... Смешно, ничего не скажешь.

В рассказе использованы фотографии uter, green_frog_, rogneda_anditir, osmushka, обработка части фотографий - aret.
Tags: photos, картинки, люди-которые-играют, словотворчество, ушедшая Россия, фото-со-мной, я
Subscribe

  • Август 2020-3. Лето все.

    В садике делали опять прикольные поделки. Дуня рисовала. Родители бились за права человека. Приехала с али вторая стойка для…

  • Дегтярное-7.

    4 дня. 20-23 июля. Предпоследний пост. Фотки подошли к концу так же внезапно, как и наша поездка. Сначала казалась бесконечной... а потом раз - и…

  • 6.9.1. Говорилки.

    — Мам, можно я в роли десерта сок выпью? *** Ёж: Все, я сыт! Дуня: По горло? *** — Планета такая, как ее, Юпузер? *** — Мам, я вот думаю, для…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • Август 2020-3. Лето все.

    В садике делали опять прикольные поделки. Дуня рисовала. Родители бились за права человека. Приехала с али вторая стойка для…

  • Дегтярное-7.

    4 дня. 20-23 июля. Предпоследний пост. Фотки подошли к концу так же внезапно, как и наша поездка. Сначала казалась бесконечной... а потом раз - и…

  • 6.9.1. Говорилки.

    — Мам, можно я в роли десерта сок выпью? *** Ёж: Все, я сыт! Дуня: По горло? *** — Планета такая, как ее, Юпузер? *** — Мам, я вот думаю, для…