November 10th, 2017

Peppilotta

Про эти стихи.

На тротуарах истолку
С стеклом и солнцем пополам,
Зимой открою потолоку
И дам читать сырым углам.

Задекламирует чердак
С поклоном рамам и зиме.
К карнизам прянет чехарда
Чудачеств, бедствий и замет.

Буран не месяц будет месть.
Концы, начала заметет.
Внезапно вспомню: солнце есть;
Увижу: свет давно не тот.

Галчонком глянет Рождество
И разгулявшийся денек
Откроет много из того,
Что мне и милой невдомек.

В кашне, ладонью заслонясь,
Сквозь фортку крикну детворе:
Какое, милые, у нас
Тысячелетье на дворе!

Кто тропку к двери проторил,
К дыре, засыпанной крупой,
Пока я с Байроном курил,
Пока я пил с Эдгаром По!

Пока в дарьял, как к другу, вхож,
Как в ад, в цейхгауз, в арсенал,
Я жизнь, как Лермонтова дрожь,
Как губы, в вермут окунал.

Пастернак, 1917.

Понравилось очень. И представляете, 1917. А совсем не чувствуется, да?