September 25th, 2007

mask

L'anima allegra

Дель Арте перебрасывается репликами и трюками, словно выпуская из-под шляпы птах. Это жонглерство понятиями, игра слов, умение спасти положение при любой оплошности. Играем под открытым небом, может произойти все что угодно – хлынет дождь, струйка пота испортит грим, порвется струна, зазевается партнер – и пиши, пропало. Неудачно перекувырнулся, упал, расшибся – играй, стисни зубы, улыбайся, обрати все в шутку. Даже если болен, голоден, устал – играй. Может быть и так, что какой-нибудь сорвиголова швырнет яблоком или бутылкой – увернись или подхвати, и снова веди диалог, будь гибок и дерзок, как саламандра в огне. Пусть торжествует фарс, рулетка Господа Бога, недолговечный фейерверк голоса, жеста, танца.

Лицедеи дель Арте называли это состояние «L’anima allegra» - веселая душа.

Нас не хоронят в освященной земле, как самоубийц и казненных. Наш враг – старость и мода, наша надежда – руки партнера и во-время поданная реплика.

(С) felix___ - отсюда.

Курсив мой.

Добавила новый интерес.

Вообще, поразительно. Есть струны, которые пронизывают время и пространство напрямую - от сердца к сердцу.
Не то молитва, не то кодекс.
Давно откладывала почитать.
Ну, прочитала. То ли плачу, то ли танцую.
dream

Смотрю вослед, закрыв глаза.

"Ей - Богу, Ной не пригласил актера в ковчег - тот как всегда выплыл сам по себе…"

Не важно, какой костюм ты носишь. Неважно, сколько денег пошло на твои галуны и перья на маске. Не важно, как выглядит тот, кто танцует рядом с тобой. Площадные актеры играли и вовсе без костюмов – главное, что ты несешь в руках и в сердце. И да не будут твои руки чистыми, но пустыми. Секрет Полишинеля и загадки Балкис, царицы Савской, одинаково мудрены перед Богом. Что там украшает площадь – лавра, минарет, собор – разницы нет, прекрасны все веры и царствует импровизация, умей поймать нити мира – и тогда ты – комедиант. Тогда ты вовлечен в Игру, как пылинка – мальштремом. Старинный театр не может умереть – потому что вечно изменяется, живет, переливается, как стеклышки калейдоскопа. Играй – и позволь играть другим. И пусть твои зрелища заканчиваются свадебными поездами и фейерверками, потому что пьесы с трагическим концом не приживаются на подмостках дель Арте. Плохой конец – заранее отброшен. Он должен, должен, должен быть хорошим. Тебе, старинный площадной театр, смотрю вослед, закрыв глаза.

(С) felix___