December 14th, 2006

dream

Отмучился.

Рак легких, вероятно. Бросайте курить, друзья.
Мы с папой не были близкими людьми, и даже не могу сказать, что я очень его любила. Но я похожа на него и благодарна за себя - такую, какая я есть.

СКВОЗЬ ГОДЫ
Прохожу по рынку,
словно иду сквозь годы.


— Молодой человек, —
окликают меня
в цветочном ряду, — вот, пожалуйста, —
замечательные хризантемы!


— Мужчина, —
взывает ко мне продавщица фруктов, —
посмотрите, какие персики,
специально дня вас!


— Папаша, —
вопрошает меня
девица,
торгующая овощами, —
не желаете ли капустки
для свеженьких щец?


А паренек по соседству
кричит мне
чуть не в самое ухо:
— Дедуля,


укропчика не забудьте,
петрушечки
не забудьте купить!


И я малодушно,
едва ль не бегом,
возвращаюсь туда,
где продают ненужные мне
хризантемы,
в тайной надежде
снова услышать —
молодой человек,
молодой человек!


Ю. Левитанский.


И он же - про дедушку. Полгода назад. Лучше не скажешь.

ОТЕЦ
Он лежал на спине,
как ребенок,
я поил его чаем из ложки,
вытирал его лоб и губы
влажной больничной марлей,
не отходя от него
все десять дней и ночей,
не зная еще,
что будут они последними.
Он лежал на спине,
как ребенок,
глядя печально
куда-то перед собой.
- Трудно,- любил говорить он,-
бывает
только первые пятьдесят лет.-
Это была его любимая поговорка.
Легкой жизни не знал он.
Ничего за жизнь не скопил.
- После войны,-
говорил, размечтавшись когда-то,-
всем куплю по буханке хлеба
и одну из них съем
сам.-

Так за всю свою жизнь
ничего не скопил,
ничего не имел.
Не умел.

Чувство юмора
было единственным
его капиталом -
тем единственным
драгоценным металлом,
которым столь щедро
его наделил господь...

Господи,
помоги же и мне
до последнего дня
не растратить его
и сберечь,
королевское это
наследство -
кстати сказать,
далеко не худшее средство
для безбедного существованья
на этой земле.


Да. Спасибо, друзья.