October 21st, 2006

лиска

И пусть стучатся в мой ангар, я никому не отворю...

В школе мой любимый друг С. Родина пела эту песню - и я даже не знала имени "Митяев".

Лет прошло - 10, ага. И до сих пор иногда в голове у меня звучит, конечно, ее голосом.

Авиатор

Вот и снова грибная пора -
редкий штиль в суете городской.
Можно снова летать до утра
над притихшею летней Москвой.

Непонятен, и прост мой порок,
постою у окна, помолюсь.
Допивая сиреневый смог,
город включит созвездие люстр.

И оттолкнувшись от оконного креста,
как тень листа,
я стану легок.
И словно съежится, уменьшится,
растерянно отстав,
Квадрат двора
со стаей высохших пеленок.


А потом я продолжу полет,
над рекой, над Таганкой-вдовой.
Как большое трюмо, небоскреб
отражать будет свет золотой.
Я круги буду в небе писать,
и на стеклах плясать, как на льду.
Я тебя буду всюду искать,
и, наверно, опять не найду.

Я никогда тебя не видел, никогда,
но лишь тогда,
когда найдешься,
На желтой улице пустой
тебя узнаю без труда
И ты, меня увидев в небе,
улыбнешься.


И вот так, бесконечно давно,
я кружусь и кружусь над Москвой.
Я как-будто снимаю кино,
про случайную встречу с тобой.

И возвратившись, долго я еще не сплю, -
пою и пью,
а лето тает.
Пускай стучатся в мой ангар, -
я никому не отворю, -
В нетрезвом виде авиатор не летает.


Спойте мне кто-нибудь, а? Тоскую.



(Строгино. sunbeam0110).