August 29th, 2006

Peppilotta

Мы.

В голове наконец-то появились слова. Гребаные пришельцы потихоньку освобождают мой мозг. Вчера там не было просто ничего кроме "оооооооо"..."ааааааааааа"..."ыыыыыыыыы". Потом гласные начали медленно обрастать согласными, и в голове замелькали слова "рюшечки", "оборочки", "панталончики", "кружавчики", "сцена", "софиты", "подвязки", "чулочки"... Сейчас вот неимоверным усилием воли соберу эти слова в предложения, наконец.
Но мне страшно, мальчики и девочки. Я не могу. Я как-то никак не могу вернуться.

"воссозданный в лесах Париж-1889 претендовал на реальность и подошел к ней, быть может, слишком близко" - linguiste

"Нет сил - Париж опустошил, вытянул душу и оставился ее биться там, под крылями Красной Мельницы." elena_kirillina

Мы подъезжаем к моему дому, около полуночи, мимо идут мальчик и девочка, двое случайных прохожих. Я смотрю на них и думаю: "Этих игроков я не знаю".
Я все никак не могу привыкнуть, что Парижа больше нет. Нашего Парижа. Я все думаю - "а завтра"... Шоу маст гоу он. Иначе - смерть.

Collapse )
dream

Шоу продолжается. В моей голове, за закрытыми веками.

Написав спасибы своей команде, посмотрела на часы. Полшестого. Спать оставалось два часа с небольшим.
Я закрыла глаза.
Закрутились крылья Красной Мельницы.
<...>
Месье Зидлер закрыл занавес.
Я проснулась.

Выступление аккуратно уложилось в два часа.
Peppilotta

Лучшее из прочитанного.

N.B. Никогда бы не подумал, что канкан – настолько порочная вещь. Стриптиз отдыхает.

wy_tzu

Вообще, из примерно 30 отзывов о нас отрицательный - один.

Еще из забавного.

я договорился с Ван Хельсингом, что он застрелит Прокурора после того как тот закончит танцевать в Мулен Руж и пойдет домой...
Неутомимость Прокурора в танцах спасла ему жизнь, поскольку стрелять в Мулен Руж я считал кощунством, а Ван Хельсинг видимо ушел спать раньше прокурора...


Это наш адвокат lazy_cat пишет. Так вот, мальчики и девочки. Регулярное посещение танцев вообще и репетиций в частности, как выяснилось - залог долгой и счастливой жизни. Что у нас у Огюста на надгробии? Правильно! Он пропускал репетиции. А за мной, мальчики и девочки, ухаживал тот самый парижский Потрошитель, собирался надругаться над моей молодостью в извращенной форме, но у меня вечно не было на него времени - repeté, repeté, repeté!, и он решил выбрать себе другую жертву. Так-то вот! Работать, други моя!