Aret (aret) wrote,
Aret
aret

  • Mood:
Я недавно вспоминала город. Это город дикарей, это город моего соседа, город Кортасара, мой город, слышишь, natura.



Вхожу я вечером в мой город, спускаюсь в мой город,
где кто-то ждет меня, а кто-то избегает и где надо уйти
от страшного свиданья, от чего-то, чему нет имени,
от встречи с пальцами, с кусками плоти в шкафу,
с душем, которого никак не найдешь, а в моем городе есть много душей,
есть канал, прорезающий мой город посередине,
и большие корабли без мачт проплывают в нестерпимой тишине,
они идут в порт, который я знаю, но, возвратясь, забываю,
в порт, совсем непохожий на мой город,
где никто не всходит на корабль, где остаются навсегда,
хотя корабли плывут мимо и на гладкой палубе кто-то стоит и смотрит на мой город.

Вхожу, сам не знаю как, в мой город, а порой, иными вечерами.
иду по улицам вдоль домов и знаю, что это не мой город,
мой город я узнаю по притаившемуся ожиданью,
по чему-то еще, что еще не страх, но похоже на страх, и его сосущую жуть, и, если это мой город,
я знаю, что сперва будет рынок с торговыми рядами и с фруктовыми лотками,
блестящие рельсы трамвая, уходящего куда-то вдаль,
туда, где я был юн, но это было не в моем городе, а в квартале вроде Онсе в Бэнос-Айресе; там запах колледжа,
спокойные стены и белая кенотафия, улица Двадцать Четвертого Ноября,
где, может быть, нет кенотафий, но она есть в моем городе, когда приходит его ночь.

Вхожу через рынок, где сгущается роса предвестья,
пока еще безразличного, благодушно грозного, там на меня смотрят торговки фруктами,
они зовут меня на свидание, возбуждают желание, и мне надо идти туда, где скорбь и тлен,
тлен - вот тайный ключ к моему городу, мерзкое производство жасмина,
вот извилистая улица, ведущая меня навстречу с неведомым,
лица рыбачек, неглядящие их глаза и вызов на свидание,
и потом отель, на одну эту ночь, а завтра или когда-то потом будет другой,
мой город - это бесчисленные отели и всегда один и тот же отель,
тропические веранды с тростниковыми стенками, и жалюзи, и москитные стеки, и запах корицы и шафрана,
номера идут один за другим, и во всех светлые обои, плетеные кресла,
и вентиляторы на фоне розового неба, и двери, никуда не ведущие,
нет, ведущие в другие номера, где еще вентиляторы и еще двери,
все это - тайные ступени, ведущие к свиданию, и надо входить и идти по безлюдному отелю,
а то вдруг лифт, в моем городе столько лифтов, почти всегда есть лифт,
в котором страх уже начинает сгущаться, но иногда лифт бывает пуст,
когда тебе хуже всего, лифты пусты, и я должен подниматься бесконечно,
пока не прекратиться подъем и лифт не заскользит горизонтально,
в моем городе лифты похожи на стеклянные клетки и движутся зигзагами,
проезжают по крытым мостам между двумя зданиями, и внизу открывается город, и все сильней кружится голова,
потому что мне снова надо войти в этот отель или в нежилые галереи чего-то,
что уже не отель, но огромный ангар, куда ведут
все лифты, и двери, и галереи,
и надо выйти из лифта и искать душ или клозет,
потому что так надо, без объяснений, потому что свиданье - это душ или клозет, а вовсе не свиданье,
ищи счастья в одних трусах, с мылом и расческой,
но всегда нет полотенца, надо искать полотенце и клозет,
мой город - это бесчисленные грязные клозеты, и дверца у них с глазком,
но без задвижки, там воняет аммиаком, и душ
тоже в этом огромном сарае с замызганным полом,
и всегда там полно людей, людей без лиц, но они там,
они в душевых, они в клозетах, где тоже почему-то есть душ,
где я должен мыться, но нет полотенец и некуда
положить расческу и мыло, негде оставить одежду, а ведь иногда
я бываю в городе одетый, и после душа надо идти на свиданье,
я пойду по улице с высокими тротуарами, такая улица есть в моем городе,
и выходит она на пустырь, удаляя меня от канала и от трамваев,
и вот я иду по ее тротуарам из оббитых кирпичей, вдоль плетеных оград,
там все встречные враждебны, лошади - призраки и слышится запах беды.


А не то возьму и пойду по меому городу, и зайду в отель
или выйду из отеля, и попаду в место, где всюду клозеты, загаженные мочой и экскрементами,
или буду там с тобой, любовь моя, бывало же, что я спускался в мой город с тобою
и в трамвае, набитом чужими, безликими пассажирами, вдруг понимал,
что надвигается ужасное, что нагрянет Жуть, и мне хотелось
прижать тебя к себе, уберечь от страха,
но столько тел разделяло нас, и, когда, топчась и толкаясь, тебя вынуждали сойти,
я не мог последовать за тобой, я боролся с коварно резиновыми фалдами и лицами,
с бесстрастным кондуктором, с бегом трамвая и его звонками,
пока на каком-то углу не вырвусь, и, соскочив,
оказывался на сумеречной площади.

О, знать, что ты кричала, кричала, заблудилась в моем городе, была так близко и недостижимо,
навек заблудившись в моем городе, вот это и была Жуть, было то самое свиданье,
роковое то свиданье - мы навек были разлучены в моем городе, где
для тебя, конечно, не будет ни отелей, ни лифтов, ни душей, лишь ужас, что ты одна, и вот кто-то
молча приближается к тебе и кладет тебе на губы бледный палец.


Или еще вариант - я стою и смотрю на мой город с борта
корабля без мачт, плывущего по каналу; мертвая тишина
и мерное скольжение к чему-то, чего мы никогда не достигнем,
ибо в какой-то миг корабль исчезает, а вокруг лишь перрон да запоздавшие поезда,
забытые чемоданы, бесчисленные пути
и неподвижные поезда, которые вдруг трогаются, и вот это уже не перрон,
а надо идти по путям, чтобы найти свой поезд, и чемоданы затерялись,
и никто ничего не знает, кругом пахнет углем и униформой бесстрастных кондукторов,
пока, наконец, заберешься в отправляющийся вагон и пойдешь по поезду, которому нет конца,
где пассажиры спят, сгрудясь в купе с потертыми сиденьями,
с темными шторками и запахом пыли и пива,
и надо идти в хвост поезда, ведь где-то там надо встретиться
неизвестно с кем, свиданье назначено с кем-то неизвестным, и чемоданы потерялись,
и ты тоже иногда бываешь на станции, но твой поезд -
это другой поезд, твоя Жуть - другая Жуть, и мы не встретимся, любовь моя,
я снова потеряю тебя в трамвае или в поезде, я побегу в одних трусах
среди людей, толпящихся или спящих в купе, где фиолетовый свет
обдает пыльные шторки, занавеси, скрывающие мой город.
Tags: books, dreams, колеса любви, стихи, цитаты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments